ОЛЕГ ТИНЬКОВ:"ФУТБОЛИСТЫ - ЛЕНТЯИ! В сравнении с велогонщиками"

Олег Тиньков, удачливый предприниматель и эпатажный владелец велокоманды "Тинькофф-Саксо", в среду привёз в Россию победный кубок "Джиро Д’Италия", завоёванный испанским капитаном его "конюшни" Альберто Контадором и дал большую пресс-конференцию, на которой побывал корреспондент портала "ЭкспертСпорт" и задал несколько вопросов.

- Олег, насколько эта победа важна для вас?

- Для меня значима, для нашей команды тоже, для моего банка, который эту команду поддерживает, тоже. А вот для обывателей, наверное, нет, они, наверное, не очень хорошо понимают, что это такое "Джиро". Но вот сегодня этот кубок впервые приехал в Россию. И на нём есть имена российских ребят: Евгений Берзин выигрывал его в 1994 году, Павел Тонков в 1996-м, а Денис Меньшов - в 2011-м. Увы, они по-моему сам приз в родную страну не привозили, а я забрал его у Контадора, чтобы показать соотечественникам. Банк всё-таки зарабатывает деньги на российских клиентах, поэтому можно сказать, что это наш кубок.

- Мы видели, что в день победы Контадора вы покрасили голову в розовый. Краска уже отмылась?

- В наше время технологий много, тем более для моих светлых волос это - не проблема, покрасил, смыл. Два раза в душ сходил - цвет ушёл. Вот тут немного осталось (показывает розовую прядь возле правого виска).

- Накрыли "поляну" после финиша?

- А когда я ее не накрывал? С "полянами" вопросов нет, главное, чтобы выигрывали. Альберто бокалы поднимал, но, думаю, что не пил, хитрец. Режим не нарушает. Другие гонщики пили. Один вообще у нас там выдал - как дорвался и давай все подряд: и вино, и пиво, и водку. Есть такой молодой парень - Крис Жюль. Я говорю: "Крис, завязывай", а всё уже. Унесли. Закончил "Джиро" достойно.

- В декабре прошлого года вы говорили, что хотите сами проехать "Джиро" от старта до финиша. Получилось?

В 2014 году я проехал по Италии 2000 километров. Нынче планировал преодолеть всю дистанцию (3481 км - ред.). Но мне, во-первых, в команде сказали, что важно, если я буду ехать в машине сопровождения часть этапов, во-вторых, у меня обострились старые проблемы с коленом, из-за чего я сделал на нём операцию. Сезон практически пропал, два месяца теперь нельзя спортом заниматься, что меня угнетает. Но "Тур де Франс" в июле потихоньку поеду.

- А по Москве катаетесь на велосипеде?

- Нет, здесь неудобно и опасно кататься. За границей лучше. Если мы понимаем под велосипедным катанием - спортивную езду, то минимум два часа должны ехать без перерыва, меньше смысла нет. Но куда я поеду по Москве два часа на велосипеде? Дышать грязным воздухом, и вероятность, что тебя машина собьёт - 50 процентов. В России полное неуважение к велосипедистам. В любой европейской стране совсем иначе относятся к людям на "великах", а у нас чем больше машина, тем у тебя больше прав. А если "КамАЗ" - это вообще! Куда хочет, туда и едет. Стопчет и даже не остановится посмотреть, что там под колёсами. А зачем мне это? У меня и так с коленом проблемы.

- Но ведь московская мэрия гордится начавшейся велосипедизацией столицы.

- Пока это больше похоже на показуху. А мне бы очень хотелось, чтобы мэр Москвы сделал в Крылатском полноценную велосипедную трассу. Она там осталась после Олимпиады-1980, но ею никто не занимается. А нужно ее огородить, очистить, убрать оттуда любой другой транспорт, собак, детские коляски. Это была бы одна из лучших трасс в России. Там же можно в середине сделать прогулочную парковую зону, если продумать подземные или надземные переходы. Внутри построить коттеджный поселок и продать дома богатым людям, чтобы окупить проект.

- Вы бы взялись?

- Это задача для крупных девелоперов. Надо просто подсказать идею Сергею Собянину. Скорее всего, он даже не знает о существовании этого уникального объекта - олимпийской велотрассы. А настоящую велосипедизацию я вижу в Дании, где располагается штаб-квартира моей команды, в Финляндии. Миллионы людей передвигаются на двух колёсах по специально построенным дорожкам, причём в любое время года, даже зимой.

- Вернёмся к вашей команде. Вы довольны, как складывается сезон?

- В мае нас критиковали те, кто не совсем много понимает в велоспорте, что у нас было не так много побед. Однако нужно понимать, что профессиональный велоспорт имеет определённые законы. Ценятся серьёзные гонки. Календарь большой - с января по октябрь, и выигрывать всё невозможно. На самом деле существуют 8-10 гонок, которые имеют значение: Милан - Сан-Ремо, Тур Фландрии, Париж-Рубэ, Тур Австралии, Флеш-Валонь, три Гранд-тура, Тур Калифорнии, чемпионат мира. Всё остальное в меньшей степени имеет значение. В мае мы выиграли Калифорнию, "Джиро" и Тур Норвегии зацепили. Показали, что мы самая сильная команда в мире.

- А что вас в ней не устраивает сегодня?

- Меня много чего не устраивает, меня не устраивает, что происходит в банке "Тинькофф". Меня не устраивает, что происходит в велокоманде "Тинькофф-Саксо". Меня не устраивает, как учатся мои дети. Меня не устраивает моя жена. Это нормальная ситуация. Если человека всё устраивает, он очень странный, на мой взгляд.

На "Джиро" моя команда была очень сильной, мы показали себя. Мы долго ехали в розовой майке, а если мы были в ней и выиграли, значит, мы были сильнейшими. У нас была достаточно серьезная конкуренция, нас поджимала "Астана". В горах они были сильнее, но это только в горах. Вы должны понимать, что когда включается телевизор уже 4-5 часов гонки позади, а там на равнине команда "Тинькофф-Саксо" была впереди, мы тянули Контадора вперёд, и мы проделали серьезную работу в пелотоне.

- Победа в Италии даёт повод для гордости?

- Конечно, потому что не нужно забывать, с кем мы соревнуемся. Мы соревнуемся с государством Казахстан. На "Джиро" приезжали и мэр Астаны, и министр спорта страны, они ждали победы своих ребят. Они неплохо выступили, у них второе и третье места, майка молодого гонщика, командный зачёт. Они, кстати, сказали мне, что было круто, когда я залез с российским флагом на подиум к Контадору и растянул полотнище с русским гонщиком Ваней Ровным. Потому что когда Контадор победил в составе "Астаны", они с казахским флагом не залезали. А тут команда из России, её спонсирует российский банк, команда принадлежит россиянину - не вижу никаких проблем. Был там протокол или нет, да мне нас...ть. Мне сами представители "Джиро" сказали: "Давай-давай, лезь". Было круто. Не знаю, попал ли этот момент в трансляцию.

- Некоторые из нас были в Италии и видели этот момент. А насколько вам дорого содержать Альберто Контадора и не пытались ли его перехватить?

- Он был свободным агентом на рынке этого года. Не знаю, были ли попытки, мы с ним это не обсуждаем, но он подписал контракт с нами в марте еще на год. Следующий сезон будет для него последним. И свою великолепную карьеру он закончит в моей команде. Мне безумно приятно. А вот величину контракта Альберто я не могу озвучить, это не принято в велоспорте, что странно, в отличие от футбола, но не могу. Понятно, что счёт идет на миллионы евро. Можно сказать, что Альберто богатый парень, для Испании точно. Испания ведь бедная страна, в некотором смысле беднее России, так что он нормально себя чувствует.

- А содержать всю команду накладно?

- Всё зависит от подхода. Мой банк зарабатывает 80-90 миллионов евро чистой прибыли в год, а мы успешно конкурируем с безразмерными бюджетами. У "Астаны" вообще нет бюджета. Саша Винокуров (руководитель казахстанской команды, олимпийский чемпион 2012 года - ред.) кого хочет, того и покупает, потому что Назарбаев лично смотрит гонки. Как можно с ним соперничать, когда ты представляешь частный банк? Мы также конкурируем с командой Sky, которая принадлежит Руперту Мёрдоку, человеку с 30-миллиардным состоянием. С командой Movistar, где у коммуникационной компании чистая прибыль несколько миллиардов долларов в год. У российской "Катюши" тоже полугосударственный бюджет, почти безграничный. А мы не только конкурируем и выигрываем у них. Это в очередной раз доказывает, что в спорте всё решают не деньги, а эффективность, менеджмент и страсть.

- Вы платите бонусы за победу?

- Ну мы же не советские люди! Конечно, у нас есть система бонусов, это в Советском Союзе и в советском спорте, наверное, не было системы бонусов. В мировом спорте и в российском, гонщики за победу получают хорошие премии.

- Нет желания убедить Контадора не завершать карьеру?

- Нет. Я вижу как, он тренируется, он же видит жену только 150 дней в году, он очень много работает. Перед "Джиро" мы тренировались на Тенерифе, на  склонах вулкана Тейде, и лично меня его работа сильно впечатлила. Человек ест, спит, ездит на велосипеде по 8 часов, читает и делает массаж. Так он живет по 4 недели. Он взвешивается утром и вечером. Он когда приехал на сборы, весил 63 килограмма, уехал - был 61 килограмм при росте 178 сантиметров. Когда в гонке он упал и вывехнул плечо, у него были слезы на глазах, он сказал: "Олег, я не могу сойти, я так готовился". И он поехал дальше через боль. Последний бокал вина он выпил 31 декабря. Последний раз он добавил оливковое масло в салат 31 декабря. Это очень тяжёлая жизнь, и я думаю, он правильно сделает, что закончит в следующем году. В таком режиме жить тяжело. Представьте: ездить по горам по 7-8 часов, набирая за день высоту 4-5 километров. Думаю, Альберто нужно уходить вовремя, я его поддерживаю в этом. Заканчивать карьеру нужно всегда наверху.

- Думали, кем заменить Контадора, когда он уйдёт?

- Пока ещё рано. Впереди два сезона, посмотрим. Проблема в том, что всех молодых и потенциальных звёзд скупают на корню "Астана" и Sky. У них очень много денег, и как только человек что-то может сделать, показывает результат, его покупают. Для Альберто Контадора деньги вторичны, он мог бы получать не меньше в другой команде, но ему комфортно работать с нами. Мне трудно покупать, потому что у меня конкуренты с такими бюджетами.

- Сам Альберто не советовал на кого-то обратить внимание?

- Нет, он пока гоняется. Он справедливо считает, что он самый сильный в мире. Гонщики очень тщеславные люди. Чтобы так тренироваться, нужно быть тщеславным. Они все друг с другом конкурируют, не любят друг друга, считают, что они сильнее остальных. В следующем году, может быть, поговорим, хотя мы и так видим, кто как едет.

Хорошо себя показал Микель Ланда - молодой баск, который в горку поднимался быстрее Контадора. Но в следующей гонке он может проиграть 20 минут.

- А чем отличаются от других Контадор, Фрум, Нибали?

- Они многодневщики. Это другого уровня люди и другой менталитет. Они много не разговаривают, они всегда сосредоточены. Чёрные очки - они в себе. Они даже на разговоры не тратят энергии. Представляете, три неделе каждый день по 5-7 тысяч килокалорий. Они думают только как правильно работать, спать, кушать и вовремя сделать правильный массаж. Потому что в любой день ты можешь всё потерять, проиграть.

- А вот футболист Шатов говорит, что тренируется по пять часов в день и это каторжный труд, сравнимый с шахтёрским.

- Футболисты в сравнении с велосипедистами просто лентяи и ничего не делают. По ножке ударят - они корчатся лежат, а здесь люди падают на асфальт, лежат в крови, встают и едут дальше, ждать-то никто не будет. Секундомер идёт без остановок. Велоспорт - один из самых сложных и неблагодарных видов спорта. Я был на этапе, где за день сломалось четыре ключицы. Из машины видел: парень падает и через майку осколки ключицы выпирают. В футболе же одни носилки принесут, другие носилки принесут... Такой цирк разводят. Я не хочу сказать, что все футболисты такие, они тоже тренируются, но элемент шоу-бизнеса там присутствует больше. Можно полежать, покривляться, наколки красивые сделать, прически. Первые копейки заработают и сразу женятся на моделях - сходятся с ними, расходятся. А велоспорт очень опасный. Здесь люди гибнут, разбиваются. Но если способны ехать после падения - встают и едут.

- Ещё и болельщики, которые выскакивают на трассу для сэлфи, помогают упасть.

- Вот почему завал произошел, когда у Альберто плечо выскочило? На скорости 64 километра в час какое-то чудо выставило фотоаппарат на пути у гонщиков. Человек на такой скорости не хочет биться о фотоаппарат, сдаёт правее, следующий тоже сдвигается, там ещё один. И образуется завал, в котором страдают люди. Какой смысл делать такую фотографию? Всё транслируется, куча профессионального фото в сеть выкладывается, зачем это нужно? Да и велогонщик на такой скорости если врежется в человека, он и его может покалечить.

- На ваш взгляд, велоспорт становится популярнее?

- Мне кажется, велогонки показывать очень удобно, они же идут в дневное время, которое нужно чем-то заполнять, тем более интереса всё больше. Если в России действительно сделают спортивный канал, то на это стоит обратить внимание. Ещё один штрих. Когда только начинал заниматься этим проектом, получал 2-3 смс, сейчас 20-30, причём многие известные люди, олигархи, не побоюсь этого слова - всё чаще и чаще звонят. То спрашивают насчет профессионального велосипеда, то ещё что-то. Поздравляют, следят за командой, смотрят. Взять ТОП-30 Forbes, 3-4 человека точно обращалось, просили велосипед. Причем спортивный, на котором они катаются. Знаю, что Ваня Ургант катается на велосипеде.

- Коллеги из "Катюши" Игорь Макаров, Вячеслав Екимов поздравили вас?

- Нет, но я не расстроился сильно. Не сказать, что и я их поздравляю с победами, правда они и ничего пока не выиграли. С Димой Конышевым (спортивный директор "Катюши" - ред.) мы больше общаемся, поздравляем друг друга. А так. Ко дню рождения они мне всегда присылают официальные такие, почти правительственные телеграммы.

Борис Титов, РБК - специально для "ЭкспертСпорта"

Тэги: 

Похожие материалы